Книга символов

Эрос / Эрот и Психея

Книга символов. Эрот и ПсихеяЗа красоту Психею повсюду чтили и обожествляли в такой мере, что ее называли второй Афродитой. Ревнивая Афродита велела своему сыну Эроту выпустить стрелу так, чтобы Психея стала самой безобразной среди людей. Но Эрот, напротив, был так очарован прелестью Психеи, что увел ее в свой дворец, где, невидимый, навещал ее по ночам. Сестры завидовали ей и утверждали, что невидимый бог — чудище, так что Психея решила заколоть его кинжалом. И тут перед ее глазами предстал самый прекрасный юноша, который, разъяренный, тут же покинул ее. Психея пережила еще множество страшных приключений, а Афродита насылала ей одну беду за другой. Выяснилось, однако, что любовь Эрота не увяла. Он вызволил Психею из всех бед и упросил Зевса взять на Олимп и сделать бессмертной.

Согласно Э. Нойману («Амур и Психея»), по приказу Афродиты Психею должны были отдать в жены самому безобразному из людей. Здесь мы видим один из древнейших мотивов обручения с мертвецом — для матриархальных культур любая свадьба в определенном смысле носит характер смерти, ведь один из основополагающих принципов женского — это идентификация матери и дочери, и под таким углом зрения свадьба видится кражей, насилием. Но над Психеей не совершается насилие — Эрот перенес ее в сказочный дворец, где она проводит приятнейшие ночи.

Книга символов. Эрот и ПсихеяНойман истолковывает ее ложе как соблазнительную приманку, место, где она живет в темном раю сексуальности и безымянной радости. Ночные любовные утехи Психеи соответствуют принципу матриархата, запрещающему любовную связь с индивидуальным мужчиной. Он допускался только в качестве анонимной силы, представляя божество. Но Психея одновременно попадает под власть мужского, и за это с точки зрения матриархата возможно лишь одно наказание — убить и кастрировать. Это как раз то, чего требовали обе сестры Психеи, — с точки зрения глубинной психологии этой ситуации эти сестры не что иное, как теневые стороны души самой Психеи.

Следующий конфликт: в самом теле возлюбленного она ненавидит зверя и любит своего мужчину. Этот конфликт Психея может разрешить только тогда, когда узнает своего любовного партнера. В этом знании она выходит из темноты бессознательного, разрывая свою связь с матриархальным, и идет навстречу с мужским. «Она отдается своей судьбе, как любящая, ведь она Психея, ведь ее сущность есть духовное, которому недостаточно бытия.

И лишь тогда, когда Психея узнает Эрота не только как анонимного обольстителя, но и видит его, вот в этот-то момент она по-настоящему встречает его и тогда, именно в этот момент потери и отчуждения, она любит и познает Эрота осознанно».

Афродита, как великая мать, добилась разлуки Психеи и Эрота, и, ярая соперница, заставляет Психею решить четыре труднейших задачи. Эти задачи истолковываются как стадии женской инициации: она должна покорить Эрота, даже развить, чтобы освободить архетипического возлюбленного и сына великой богини-матери из трансперсональной сферы господства и перевести его в сферу индивидуальной любви.

Первая задача заключалась в том, чтобы рассортировать тысячи перемешанных семян — мотив, который мы впоследствии встретим в сказке о Золушке. Нойман интерпретирует эту кучу семян как «ойроборическую смесь мужского» и как символ промискуитета, которому соответствовал матриархальный культ гетер. Психея решила эту задачу с помощью муравьев — символ мира инстинктов.

Вторая задача заключалась в том, чтобы нащипать золотую шерсть с диких агрессивных овец. Овны с золотой шерстью представляли мужской солнечный элемент и мужскую агрессивность вообще. Психее удается решить эту задачу ночью, когда сила солнца снимается мягкостью луны.

В качестве третьей задачи Афродита заставляет Психею добыть воду из подземных рек Стикса и Кокита, обе — символы мужской жизненной энергетики; вечные изменения, способность зачать, рождение и смерть — должны быть собраны в одном сосуде. Зевс начинает восхищаться упорством в любви своей будущей невестки, он посылает ей орла, который и исполняет невозможное.

При решении последней задачи Психея попадает в непосредственную конфронтацию с хтоническими силами матриархата, с Персефоной в подземном царстве. Мужское негативное, как мужской промискуитет, как смертоносное мужское и как непостижимое мужское, она уже преодолела. А вот в последнем случае она как будто терпит неудачу: ведь она берет от Персефоны мазь для самой себя и умирает. Но как бы абсурдно это ни звучало, именно в этом ложном поведении заключается ее победа — ведь она поступает как истинная женщина — крадет мазь, чтобы понравиться Эроту, который затем снова возвращает ее к жизни.

Тем самым в процессе становления самосознания ей удалось преодолеть три компонента мужского архетипического поведения и сохранить свою женственность. Но претерпевает изменения и Эрот, он высвобождается из крепкой, прочной матриархальной связи мать — сын и вступает в новую связь как мужчина со своей женщиной. Результат, в котором мужское и женское встречаются сознательно, как это мы позднее находим в любовной рыцарской поэзии Средневековья, по-видимому, должен был так понравиться богам и богиням, ориентированным на природные ритмы, что они это обожествили и дали Психее доступ на Олимп. Но в поступке богов можно усмотреть известную долю хитрости. Индивидуальная, то есть человеческая, любовь обнаруживает себя в сердце и делах Психеи как сила, которая не уступает Олимпу, представляя тем самым угрозу его архетипическому миру. Когда она была взята в космос, она сама стала архетипом, заняв подобающее место в пантеоне эротики и укротив тем самым ее революционный характер.




Эльдорадо Книга Символов Эскулапа посох